Политика

Ни дела, ни врачей

При нынешней политике российских властей дефицит медицинских работников в государственном здравоохранении не удастся ликвидировать ещё много лет. Возможно – никогда.

Ситуация в российском здравоохранении была одной из главных тем последней «Прямой линии» с президентом. Путину рассказали, что зарплата врача-отоларинголога в Мурманской области составляет всего 20 тысяч рублей, а количество фельдшерско-акушерских пунктов в стране идет на убыль. Президенту даже пришлось оперативно провести телемост с министром здравоохранения Вероникой Скворцовой, чтобы та могла посвятить его в текущее положение дел. Глава Минздрава, читая по бумажке, рассказала про активное строительство ФАПов и увеличение числа участковых педиатров в детских поликлиниках.

Путина, похоже, этот ответ не сильно удовлетворил, и он провел встречу с вице-премьером Татьяной Голиковой, отвечающей в правительстве за социальную сферу. Речь снова шла о положении дел в системе здравоохранения, в частности, о низких зарплатах медиков и дефиците кадров. Путин попросил подготовить предложения по развитию первичного звена здравоохранения к началу августа. Иными словами, перемены назрели, тянуть дальше уже нельзя.

По данным Росстата, именно в сфере здравоохранения наблюдается наиболее острый дефицит работников. На конец 2018 года нехватка врачей составляла 60 тысяч человек. Дефицит средних медицинских работников чуть меньше – 56 тысяч человек. Заместитель министра здравоохранения Татьяна Семенова привела еще более шокирующие цифры, оценив нехватку среднего медицинского персонала в 100 тысяч человек. Если в первый год президентства Путина на 10 тысяч россиян приходилось 96,9 человек среднего медицинского персонала и 42,1 врачей, то в 2017 году – уже 86,2 и 37,4, соответственно.

В ноябре прошлого года министр здравоохранения Вероника Скворцова, выступая в Совете Федерации, заявила, что к 2021 году нехватка медицинского персонала будет устранена на 95%. Эксперты не верят в реальность подобных прогнозов и считают, что «наполеоновские планы» вот-вот подвергнутся корректировкам.

   Одна из причин пессимизма – спорная методика подсчета потребности в медицинских кадрах, действующая в России с июня 2014 года. Она высчитывается отдельно для скорой, амбулаторной и стационарной помощи. Профицит по отдельным территориям и специальностям, получаемый после расчетов, покрывает дефицит по другим территориям и специальностям. Если раньше подсчеты велись, исходя из потребности населения в медицинской помощи, то сегодня о реальной оценке происходящего говорить не приходится.

В Минздраве надеются покрыть дефицит медицинских работников за счет новых специалистов. Ради этого в 2019 году было увеличено количество бюджетных мест в медицинских ВУЗах и ординатурах. Ранее была отменена интернатура. Все эти меры вкупе должны сократить нехватку работников в первичном медицинском звене. Однако проблемы дефицита врачей узких специальностей – таких как анестезиолог, невролог или радиолог – все еще остаются нерешенными.

 Нехватка кадров – только полбеды. В мае 2012 года, вступив в должность президента, Путин подписал серию указов, которые вошли в историю как «майские». Один из них касался зарплат бюджетников. Согласно указу, зарплата врачей должна была составить 200% от средней по региону, а зарплата среднего и младшего медперсонала – 100%.

Но, как показал недавний отчет Счетной палаты, эти задачи далеки от выполнения даже и сейчас, спустя семь лет. По данным проверки исполнения бюджета за 2018 год, требования указа по зарплате врачей не смогли осилить 27 регионов. Среди них – Мурманская и Тверская области, Красноярский край. В 14 регионах зарплата среднего медицинского персонала так и не сравнялась со среднерегиональной. Но хуже всего обстоят дела с зарплатами младшего медицинского персонала – с президентскими предписаниями не справились 50 регионов. Да и эти неутешительные показатели достигнуты лишь формально: ухищрения со штатным расписанием, перевод младшего медицинского персонала на должности техничек, рост кредиторских задолженностей медицинских учреждений.

Привязку зарплат медиков к среднерегиональной некоторые эксперты называют ошибкой властей. «Постепенно ликвидировать дефицит можно только создавая экономические, социальные стимулы. А у нас же по указу президента получается, что врач должен получать двукратную зарплату к зарплате по региону. Регион депрессивный, в котором мало врачей – туда не поедет человек на зарплату, которая в Москве должна быть якобы 140 тысяч, когда в регионе она 40 тысяч. Ну куда вы поедете, если вдруг вам будет предоставлен выбор? Там, где платят 140 или 40 тысяч? Ответ очевиден. Поэтому это была большая ошибка президентского указа 2012 года, в которой до сих пор не могут признаться», – считает академик РАН, заслуженный деятель науки Сергей Колесников.

По данным Росстата, дефицит врачей в сельской местности в три раза выше, чем в среднем по стране. Количество фельдшерско-акушерских пунктов в России тоже сокращается – в прошлом году на 0,7% (242). При этом число ФАПов, находящихся в аварийном состоянии и на грани сноса, за тот же период увеличилось на 30,6%. В качестве временной меры могли бы быть полезны медицинские поезда, однако их на всю страну катастрофически мало – можно пересчитать по пальцам одной руки.

В России много населенных пунктов, где отсутствует серьезная медицинская инфраструктура. Аналитики видят решение этой проблемы в создании системы маршрутизации, в выявлении риска заболевания на ранней стадии. Если во времена СССР диспансеризация населения была всеобщей и бесплатной, то в 90-е годы многие профилактические программы были свернуты. Нынешние власти решили вспомнить советский опыт – с 6 мая 2019 года вступил в силу приказ Минздрава №124 «Об утверждении порядка проведения профилактического медицинского осмотра и диспансеризации определенных групп взрослого населения». Неужели долгожданная забота о народе? Не тут-то было. Ведь ранее порядок диспансеризации претерпел значительные изменения – были исключены клинический и биохимический анализы крови, общий анализ мочи, УЗИ брюшной полости и малого таза. В Минздраве посчитали эти исследования малоэффективными. Учитывая, что болезни системы кровообращения – самая распространенная причина смертности среди россиян (856,1 тысяча человек из 1,8 млн в 2018 году), такое решение выглядит, как минимум, странным.

Тем временем, в 2018 году оборот медицинского рынка в России вырос на 11,6% и составил 3,063 трлн рублей. Сектор легальной коммерческой медицины вырос на 10,8%, до 483 млрд рублей. Такие данные приводит маркетинговое агентство BusinesStat. По мнению аналитиков, на это повлияла оптимизация государственных клиник, вследствие которой специалисты узкого профиля вынуждены были перекочевать в частный сегмент. То есть основным бенефициаром нынешней ситуации в здравоохранении стал… бизнес. Неужели так и было задумано?

Самое печальное, что на какие-то перемены к лучшему в ближайшее время рассчитывать не приходится. Закон о федеральном бюджете на 2019–2021 годы предусматривает расходы на здравоохранение в размере 0,6-0,8% от годового ВВП. Тогда как необходимый минимум, рекомендуемый Всемирной организацией здравоохранения, составляет 7%.

Еще в Древнем Риме говорили, что основные функции государства — учить, лечить и защищать. Похоже, наши власти об этом запамятовали.

Популярные новости

Лента новостей

Вверх