Общество

Ветер политической целесообразности опять меняет направление

Отмена карантина в столице вызывает больше вопросов, чем его введение тремя месяцами ранее. Естественно, «этот день мы приближали, как могли». И вроде стоит порадоваться торжеству здравого смысла. Однако остались важные нюансы, которые нельзя упускать из виду.

Принципиально важный вопрос – кто ответит за «жертвы чрезвычайщины» и разрушенную экономику? Хотя ответ на него мы все в принципе знаем – «никто». А это значит, что «так можно, и за это ничего не будет».

Логически обосновать решение снять карантин, не прибегая к теме «политической целесообразности» (необходимости проведения голосования по поправкам в Конституцию) невозможно. Сейчас на федеральных каналах очень стараются все объяснить, объезжая тему голосования. Не получается.

И скорее всего ли получится, даже если Кремль наймет шамана Сашу из Якутии, который вселит дух Демосфена в наших пропагандистов. Отмена карантина на фоне высоких цифр статистики, которой ранее убеждали в необходимости карантинных мер – ставит под сомнение, как саму статистику, так и целесообразность ограничений.

Сейчас уже не новость, что ковид в России – это про политику, а не про медицину. Указом «эпидемию» объявили, указом же отменили. Карантин стал политическим инструментом – триггером, который включает особый политический и правовой статус. И как только «ветер политической целесообразности» подует в обратном направлении, а аппаратные расклады поменяются – все вновь увидят то же самое – QR коды, гробы и прочие приметы времени. В новой политической реальности нельзя ничего гарантировать, кроме карантина, который однозначно к нам вернется.

Что интересно, об отмене карантина в Москве первым объявил не мэр столицы, а глава Общественной палаты города Ремчуков. Собянин как бы показывает свое негативное отношение к подобным решениям, тем самым дистанцируясь от ответственности за возможный риск роста заболеваемости и оставляя себе место для маневра.

Популярные новости

Лента новостей

Вверх