Герои Смоленщины

Сбитый, но не поверженный комэск

Ярцевским поисковикам удалось не только найти сбитый самолет, но и восстановить судьбу летчика. В конце октября текущего года бойцы поискового отряда «Штурм» приоткрыли еще одну неизвестную страницу в истории Великой Отечественной войны, связанную с освобождением нашего города от немецко-фашистских захватчиков.

Они обнаружили и частично подняли истребитель ЛА-5, сбитый в небе над Ярцевом летом 1943 года. Но более важным оказалось другое. Поисковикам удалось установить имя летчика, который остался жив в том бою, и проследить его дальнейший боевой путь.В тот день отряд «Штурм», актив которого составляет 6 человек, вел поисковую работу на местах былых сражений. Бойцы тщательно, шаг за шагом исследовали один из лесных массивов, расположенных в районе деревни Кротово. Время шло, а результат был нулевой. Прибор, реагирующий на металл, продолжал молчать. Впереди по курсу было болото, на границе которого поисковики заметили небольшое озерцо, круглое по форме и уж очень напоминающее воронку. Может быть, там что-то есть, подумали они и стали тщательно исследовать территорию.— Изучив место, мы обнаружили кусочек авиационного дюраля, — рассказал в редакции командир поискового отряда «Штурм» Николай Кулешов. – А это уже зацепка. Но начать раскопки мешала вода.Спустя месяц поисковики вернулись к озеру с надеждой в сердцах и мотопомпой в арсенале. Они откачали воду и начали вручную углубляться в болотистую, илистую почву. Через какое-то время им стали попадаться части дельта-древесины, куски перкалевой ткани, фрагменты дюраля. Сомнений не осталось — под ними лежит самолет. Но какой именно, для всех оставалось загадкой. Предположили, что летательный аппарат – наш, советский, так как перкалий и дельта-древесина (материал повышенной прочности) широко применялись в авиастроении только в СССР.Поднимать наверх тяжелую влажную, болотистую почву, напоминающую жирный холодец, сложно и тяжело. Поэтому поисковики попросили знакомого помочь им техникой. Трактор «Беларусь» с трудом пробрался через лесные заросли. Но, как оказалось, и ему было не по силам откопать самолет полностью.

— Сначала все шло безрезультатно: ковш вынимал влажный грунт, — вспоминает Николай Кулешов. – И только на глубине трех с половиной метров мы обнаружили большие фрагменты самолета, среди которых нашли кусок от мотора воздушного охлаждения М-82, поршень с заводской маркировкой и технологический лючок, который устанавливали на истребителе ЛА-5 для доступа к регулировке различных механизмов.Глубже чем 3,5 метра трактор брать уже не мог. Пришлось снова взяться за лопаты. Углубившись еще на метр, поисковики добрались до бронеспинки и сиденья летчика. Останков пилота в кабине не было, и родилось предположение, что летчику удалось спастись, выпрыгнув на парашюте.Как оказалось впоследствии, поисковики не ошиблись в своем предположении. Действительно, летчик-истребитель покинул горящий самолет. По заводскому номеру, выбитому на поршне, удалось установить все данные по самолету, начиная от его серийного номера, и до того, в какую воинскую часть он был передан. Оказалось, что найденный ЛА-5 состоял на вооружении 21-го истребительного авиационного полка, который летом-осенью 1943 года прикрывал с воздуха наступающие советские войска в ходе Смоленской операции.— Нам сопутствовала удача, — признался командир поискового отряда «Штурм». – Два года назад мы нашли истребитель с погибшим летчиком. Им оказался старшина Исрафилов Азиз Абдулович, воевавший в 21-м истребительном авиационном полку. Его перезахоронили на нашем Поле Памяти.И у меня сохранились копии архивных документов этой воинской части.  Тогда, в середине войны, они велись по полной форме, особенно в авиачастях. Каково же было удивление, когда в журнале боевых вылетов я увидел запись: «13 августа 43 года самолет ЛА-5 № 33213337 с мотором М-82 -112 № 6503396 сбит в воздушном бою». А в журнале приказов по 21-му истребительному авиационному полку была запись следующего содержания: «Исключить из списков части и всех видов довольствия командира I эскадрильи капитана Кутырева Ивана Андреевича. 13 августа 1943 года ранен в воздушном бою и находится на излечении в военном госпитале гор. Москва».Продолжив поиски, Николай Кулешов нашел еще один штабной документ, в котором довольно подробно описывается воздушный бой комэска, произошедший в небе над Ярцевом. «13 августа 1943 года капитан Кутырев И.А. в составе группы на высоте 2500 метров патрулировал над полем боя 39-й армии. На высоте 4000 метров он заметил пару «ФВ-190» (Фокке-Вульф-190, самолет-истребитель, стоявший на вооружении военно-воздушных сил Германии). Летчик дал полный газ и пошел на сближение с набором высоты. Оторвавшись от группы своих истребителей, сверху был атакован этой парой «ФВ-190», был сбит, самолет загорелся. На высоте 1500 метров летчик воспользовался парашютом».Раненый капитан Иван Кутырев приземлился в расположении наступающих частей 39-й стрелковой дивизии и сразу же был направлен в госпиталь. Лечение было длительным. В полк он вернулся только в январе 1944 года. Но сказывались последствия ранения, и к боевой работе летчика-истребителя Ивана Кутырева допустили только в июле 44-го.Количество сбитых им самолетов противника установить не удалось, но точно известно, что только с мая по июнь 1943 года капитан Кутырев совершил 48 успешных боевых вылетов. В воздушных боях лично сбил 3 самолета противника.Иван Андреевич Кутырев закончил войну в звании полковника. Среди множества боевых наград бывшего командира эскадрильи – два ордена Красного Знамени.ЛА-5 капитана Ивана Кутырева стал 13-м по счету самолетом, поднятым бойцами отряда «Штурм».

Владимир Лавренов «Вести Привопья»,
с подачи сайта «Уездные вести».

Популярные новости

Лента новостей

Вверх