Общество

Ленин и выборы, коммунисты и парламент. Сегодня и сто лет назад

Участие коммунистов в буржуазных выборах давно стало яблоком раздора в левой среде. Причем споры на эту тему родились практически одновременно с появлением на свет первых марксистских партий.

Не утихают дискуссии и сейчас. Хотя ответы на многие вопросы, которые ставят некоторые крайние леваки, стремящиеся присвоить себе монопольное право трактовать марксистско-ленинскую теорию, уже давно даны отцами основателями мирового коммунистического движения.

Существо спора сводится к двум вопросам:

  1. Стоит ли коммунистической партии участвовать в буржуазных выборах и буржуазных парламентах?
  2. Возможен ли приход коммунистов к власти через выборы?

По первому вопросу позиции сторон более или менее ясны: либо участие, либо бойкот. По второму различные группы левых политиков выдвигают различные мнения.

Мнение первое – приход к власти возможен через буржуазные выборы. Однажды политическая ситуация сложится таким образом, что левые, коммунистические силы привлекут на свою сторону симпатии абсолютного большинства избирателей, сумеют защитить свой электоральный результат от массовых фальсификаций и административного ресурса, в результате чего получат большинство в парламенте или своего президента и, как следствие, всю полноту государственной власти.

Мнение второе – приход к власти через буржуазные выборы невозможен. Потому как сама избирательная система сформирована под диктовку правящего олигархического класса, в нее заложены десятки, а то и сотни мошеннических лазеек, которые, как в казино, гарантируют победу организатору голосования – читай, тому же олигархату и его ставленникам. Не говоря уже о тотальном контроле за ведущими СМИ, системе принуждения к голосованию зависимых граждан (чиновников, бюджетников, военных и пр.). Поэтому взятие власти коммунистами возможно лишь революционным путем при условии образования революционной ситуации в критический момент истории (война, тяжелый экономический кризис и др.)

Между этими основными позициями могут быть промежуточные варианты (например, когда компартия побеждает на выборах, но победу эту воруют при помощи фальсификаций; это порождает массовые протесты, создает революционную ситуацию и, собственно, революцию). Но в целом, принципиальных подходов два. Они описаны выше.

Анализ представленных взглядов на буржуазные выборы в современной ситуации чрезвычайно важен для всего лево-патриотического движения. Ведь это вопрос о политическом будущем, а, следовательно,  о тактике и стратегии коммунистов. В последние годы на наших глазах происходит деградация избирательной системы России. Власть закручивает гайки, постоянно меняет правила игры, усложняя для оппозиции легальные возможности вести агитацию, осуществлять наблюдение за голосованием, выдвигать сильных кандидатов на выборные должности. И мы, коммунисты, должны дать себе и всем трудящимся честный ответ на болезненный вопрос – а имеет ли смысл участие в таких выборах? И если да, то с какой политической целью.

Для того, чтобы верно сформулировать этот ответ, необходимо, с поправками на современность, обратиться к опыту наших предшественников. Особая роль в понимании сущности политической борьбы через буржуазные выборы принадлежит Владимиру Ильичу Ленину. Его авторитетом нередко прикрываются сторонники прямо противоположных взглядов на поставленные в этой статье вопросы.

В конце 1919 года Ленин пишет две замечательные работы по данной теме: «Выборы в Учредительное собрание и диктатура пролетариата» (далее – «Выборы в Учредительное собрание…») и «Привет итальянским, французским и немецким коммунистам» (далее – «Привет…»).

Сразу сделаем оговорку: Ленин писал о выборах и раньше, рассуждая об участии (либо неучастии) социал-демократов в выборах царскую Государственную Думу в годы Первой русской революции и в эпоху последовавшей реакции. Однако именно статьи, написанные в 1919 году, в значительной мере подводят итог всему предшествующему парламентаристскому опыту партии большевиков и в этом смысле имеют особое значение для диалектического понимания проблемы буржуазных выборов и участия в них компартии.

Нередко идеологическая борьба у нас сводится к простому цитатничеству. Так, по интернету давно ходит цитата Ленина, действительно написанная им в «Привете…»: «Только негодяи или дурачки могут думать, что пролетариат сначала должен завоевать большинство при голосованиях, производимых под гнетом буржуазии, под гнетом наемного рабства, а потом должен завоевывать власть. Это верх тупоумия или лицемерия, это – замена классовой борьбы и революции голосованиями при старом строе, при старой власти».

Это высказывание часто приводят сторонники бойкота выборов, которые сегодня составляют значительную долю так называемых несистемных левых. Правда, забывая сказать, что буквально тремя абзацами выше Владимир Ильич пишет: «И с точки зрения марксисткой теории и с точки зрения опыта трех революций (1905, 1917 февраль, 1917 октябрь) я считаю безусловно ошибочным отказ от участия в буржуазном парламенте, в реакционном (легиновском, гомперсовском и т.п.) профессиональном союзе, в реакционнейшем рабочем «совете»…»

Далее Ленин возвращается к опыту участия большевиков в царской Думе, называя правильным бойкот первой Думы (1905 год) и правильным же участие в гораздо более реакционной и прямо контрреволюционной Думе 1907 года.  Казалось бы, неискушенный человек может задаться вопросом – где последовательность? Где принципиальность? Сначала бойкотируем, потом участвуем. Пользуясь этой кажущейся непоследовательностью большевиков, современные полемисты обосновывают свои позиции. Одни говорят – Ленин был против участия в выборах в 1905 году! Им отвечают – потом он передумал (как будто с другой ноги встал) и большевики даже создали в царском парламенте свою фракцию.

На самом деле никакой непоследовательности в позиции Ленина нет. Просто подойти к ее пониманию необходимо диалектически, с учетом изменения политических обстоятельств. В декабре 1905 года  революционная ситуация переживала подъем. В этих условиях участие в выборах, которые к тому же не были прямыми и равными, а сама Дума должна была стать законо-совещательным органом, было, по мнению Ленина, шагом назад, уступкой в борьбе с режимом. Однако к 1907 году ситуация резко изменилась и вслед за ней эволюционировала и тактика большевиков. Революция катилась к закату и любая трибуна для пропаганды большевистских взглядов становилась приемлемым инструментом политической борьбы.

Говоря о сегодняшнем дне и об участии/неучастии коммунистов в представительных органах разного уровня (Федеральное собрание, областные, краевые и республиканские думы, районные и городские советы), мы должны исходить из реалий существующего политического положения. Имеется ли в наличии революционная ситуация? Просматривается ли она хоть в сколько-нибудь обозримом будущем? Ответ – нет. А потому партия в текущей ситуации должна и обязана принимать участие в выборном процессе, несмотря на всё беззаконие, которое творит режим на избирательном фронте. Поскольку, по-ленински, парламентская трибуна – это оружие для просвещения масс, для срывания лицемерных покровов с крупной буржуазии и ее марионеток. Это способ «обкатки», проверки партийных кадров, это расширение круга сторонников и потенциальных членов партии, это, наконец, возможность легальными методами влиять на положение трудящихся, облегчать их участь, завоевывать у них авторитет.

И здесь мы подходим к разговору о цели участия коммунистической партии в парламентской борьбе и, одновременно, к ответу на второй вопрос, поставленный в начале данной статьи (о возможности прихода левых сил к власти через буржуазные выборы).

«Выборы в Учредительное собрание…» дают на этот вопрос глубокий и крайне интересный ответ, основанный на анализе итогов прошедшего в декабре 1917 года голосования в «учредиловку».

Современные либералы и прочие антисоветчики любят рассказывать о том, что большевики проиграли выборы в Учредительное собрание. Если бегло посмотреть на их результаты, то, действительно, похоже на то. Большинство получили Социалисты-революционеры (эсеры) – 40.4%, большевики взяли 24%. Однако, стоит учитывать, что выборы проходили всего через 2 недели после Октябрьской революции и многие избиратели (особенно в деревне, жители которой доминировали в общей массе голосующих) еще не прочувствовали на себе все плюсы декретов о мире и о земле и по привычке проголосовали за эсеров, которые много лет активно работали в крестьянской среде. Кроме того,  незадолго до выборов эсеровская партия раскололась – от нее отпочковалась партия левых эсеров, которые вступили в союз с большевиками. В итоге, на первом же заседании Учредительного собрания в январе 1918 года, после того, как правоэсеровское большинство отказалось обсуждать внесенную большевиками Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа, большевики и левые эсеры покинули собрание и оно лишилось кворума. А на следующий день и вовсе было распущено соответствующим декретом ВЦИК и отправилось на свалку истории.

РСДРП(б) победила в обеих столицах, в крупнейших промышленных центрах, на Северном и Западном фронтах, а также на Балтфлоте. Неудивительно, что Ленин не считал это поражением большевистской партии. Напротив, он оценивал это как успех, особенно в свете последовавшего победоносного шествия советской власти и успехов в Гражданской войне. Он пишет: «Как же могло произойти такое чудо, как победа большевиков, имевших ¼ голосов, над мелкобуржуазными демократами, шедшими в союзе (коалиции) с буржуазией и вместе с ней владевшими ¾ голосов?»  И дает ответ – благодаря тому, что имели за собой громадное большинство пролетариата, армии и поддержку в столицах.

При этом Ленин называет оппортунистической мнение о том, что пролетариат сначала должен завоевать большинство через всеобщее избирательное право, затем получить государственную власть и лишь потом построить социализм. По Ленину все наоборот – сначала взятие власти революционным путем, а затем использование этой власти для завоевания симпатий большинства трудящихся.

«Таким путем, сразу, одним ударом, немедленно после завоевания государственной власти пролетариатом, пролетариат отвоевывает у буржуазии громадную массу ее сторонников …, ибо эта масса – трудящиеся, которых буржуазия… обманывала и которые, получив Советскую власть, получают впервые орудие массовой борьбы за свои интересы против буржуазии».  Ленин подчеркивает, что компартия не может победить, не завоевывая на свою сторону большинство населения. Но ограничивать это завоевание приобретением большинства на выборах при господстве буржуазии «есть непроходимое скудоумие и надувательство». При этом Ленин не исключает возможность взятия власти через выборы, делает оговорку, что это «будет в истории редким исключением», принимая во внимание, что буржуазия способна развязать гражданскую войну, дабы не допустить подобного развития событий.

Перейдем к выводам из вышесказанного.

Во-первых, участие в выборах на современном этапе необходимо и правильно. При этом ошибочно считать этот метод политической борьбы высшим, а тем более единственным.

Во-вторых, не стоит уповать на то, что власть упадет в руки коммунистов по итогам всенародного голосования. Правящий класс имеет в руках массу средств для недопущения подобного исхода: от фальсификаций до прямого насилия. Надо, тем не менее, учитывать, что в момент ослабления режима в результате экономических или военно-политических потрясений ослабевает и способность властей контролировать электоральный процесс. Задача коммунистов – подойти к этому моменту во всеоружии, выстроить организационную структуру, способную в критический момент истории перехватить власть.  А пока использовать все возможности, которые предоставляет легальная политическая борьба – в парламенте, на протестных акциях, в прессе. Работать на усиление своего авторитета и на благо трудящихся.

Андрей Шапошников,

секретарь Смоленского обкома КПРФ,

депутат Смоленской областной Думы

Популярные новости

Лента новостей

Вверх